Последние комментарии

  • Рус8 августа, 8:50
    левада центр -это клоака говновбросовПротестные настроения. Треть москвичей сказали, что хорошо относятся к протестам в столице. Что не нравится жителям Москвы и России?
  • Нюта Ппливанок7 августа, 16:21
    И куда только не кидаются эти удивительные и замечательные специалисты по раскачке умов человеческих,скоро все задохн...Нечем дышать и нечего пить. 73% россиян называют состояние экологии критическим. Почему?
  • Vova Timushev30 июля, 11:57
    вот такие у нас Рачительные Хозяева России, после Нас, ждем ПотопПожары размером с Бельгию. Власти говорят, что миллионы гектаров горящего леса в России - это обычное природное явление. Это правда нормально?

Пока не затрясет... Реновация жилья нужна сейсмическим регионам России, но требуется изменение законодательства или госфинансирование

Ключевой проблемой внедрения единой программы становятся города, расположенные в сейсмических зонах России — Северный Кавказ, юг Сибири и Дальний Восток. Здесь строителям мало сдать объект в срок, нужно еще обеспечить его максимальную сейсмическую безопасность. Поэтому проект всероссийской реновации должен обеспечивать определенную свободу и выбор в механизмах своей реализации, чтобы можно было учесть региональную специфику.

Последствия землетрясения в Шикотане 1994 год Фото: udav02.livejournal.com

Большинство зданий не выдерживает землетрясения магнитудой в 10 баллов, дороги тоже —  асфальт сминается и ломается, а на земле появляются трещины до метра шириной. Происходят оползни и обвалы. И в России под угрозой подобных природных катаклизмов постоянно находятся жители восточного побережья Камчатки и Курильских островов. Другое дело, что последние подобные разрушительные землетрясения здесь приходятся на 90-е гг., к примеру, Шикотанское в 1994 году при магнитуде в 8 баллов привело к гибели 12 человек и большому материальному ущербу — многое было разрушено и на островах Малой Курильской гряды - Шикотан, Итуруп и Кунашир, во много из-за 10-метровой волны цунами, вызванной толчками. Соседствующий Сахалин — регион с достаточно умеренной сейсмичностью, но в 1995 году землетрясение в 7,5 баллов полностью уничтожило поселок Нефтегорск вместе с двумя тысячами жителей. Все произошло за 17 секунд. Это стало самым разрушительным из известных землетрясений, произошедших на территории России. Для многих южносахалинцев эти события стали и личной трагедией, поэтому и через 24 года они продолжает носить цветы к мемориалу памяти жертв и героев Нефтегорска, расположенном в сквере Южно-Сахалинска, за площадью Ленина.

Регулярно здесь происходят слабые землетрясения до 3 баллов, которые становятся заметны только по качанию люстр в домах и слабых колебаниях на верхних этажах высоток. За две последние недели на островах Сахалинской области произошло больше 10 землетрясений. пусть пока эти подземные толчки не угрожают жизням, но региональным властям понятно, что при строительстве каждого нового дома должна учитываться его сейсмическая устойчивость.

Поэтому, выступая на публичном слушании законопроекта о реновации в Госдуме, представитель Южно-Сахалинска говорила о расширении полномочий субъектов федерации. Как заявила вице-мэр Южно-Сахалинска Наталия Куприна, уже в ноябре 2018 г., город забюджетировал на три года вперед сумму, необходимую для модернизации жилого фонда с учетом дополнительных нагрузок. Тогда у трибуны перед парламентариями женщина-политик выразила полную готовность приступить к реновации сразу с 2019 года, если обсуждаемый федеральный закон будет принят. Но этого не случилось. Выносимая на публичное обсуждение инициатива главы профильного комитета Госдумы Галины Хованской так и не была допущена к первому чтению. Вероятно, осложнили движение законопроекта предложения от регионов, которые в целом одобряют реновацию, но надеются либо на расширении своих правовых полномочий, либо на федеральное финансирование.

Когда своих не хватает, приходится просить      

При осуществлении реновации по всей стране очень важно предусмотреть возможность финансирования из федерального бюджета, чего в проекте закона Хованской нет. На необходимости прописать механизм этой вертикальной интеграции настаивал заместитель председателя иркутского правительства Евгений Балашов: “Важно понимать тот груз ответственности, который несет регион со своими финансовыми возможностями серединной России”. Иркутская область находится посередине не только на карте, но и в неформальном рейтинге экономик субъектов федерации, располагая усредненными финансовыми ресурсами, которых на многое не хватает.

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко Фото: Правительство Иркутской области

К концу года стало понятно, что выступление на публичном слушании Балашова стало одной из попыток “красного” региона достучаться до федерального центра и добиться помощи в решении больного вопроса по 335 серии домов. В конце декабря губернатор Сергей Левченко сказал на пресс-конференции, что за помощью он обратился во всевозможные инстанции: “Пока конкретных ответов нет, но решение этого вопроса мы будем пробивать”. С мертвой точки решение первоочередной для региона проблемы удалось сдвинуть только к весне 2019 года, когда состоялся круглый стол под председательством юриста и правозащитника из команды президента — зама председателя Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества Евгения Боброва. Тогда в протокол встречи вошло предложении о направлении федеральной субсидии в рамках госпрограммы доступного жилья. Если судить по тому, как работает федеральное финансирование на практике, то деньги, если и решено будет выделить, то дойдут до региона они только к концу текущего года. Между тем, техническое обследование проблемных домов Иркутской области показало, что ремонтировать их бесполезно.

Дом из 355 серии

Пресс-служба губернатора Иркутской области сообщает, что в конце мая глава региона Сергей Левченко дал поручение разработать механизм решения вопроса с домами 335-ой серии, на что из регионального бюджета выделили 100 млн рублей. Наибольшее число проблемных домов расположено в Иркутске и Ангарске, где в течение 2019 года дома серии 1-335 будут обследованы на аварийность конструкций. Чиновники на федеральном уровне могу, конечно, отмахиваться от желаний региональных чиновников выбить дополнительное финансирование, рапортуя о программе переселения из аварийного и ветхого жилья, на что итак выделяются федеральные деньги. Однако дома серии 1-335 — это особенная для Иркутской области история. дело в том, что эти дома не попали в перечень объектов ветхого и аварийного жилья. И если для остальных регионов страны это лишь неприятное недоразумение, то для Иркутской области — серьезная проблема, потому что здесь сейсмически активная зона, сопоставимая с рисками дальневосточных территорий страны.

По всей области 15 городов имеют дома серии 1-335 с неполным каркасом — это наиболее уязвимые дома. Еще в 12 городах есть полнокаркасные дома этой же серии. Всего это более 1200 домов площадью около 3 млн кв.м. Это значительный жилой фонд, который сегодня не признан приказом Минстроя аварийным. Обращаем внимание, что Иркутская область входит в сейсмическую зону России. И по этой причине, безусловно, больше половины домов данной серии являются аварийными по содержанию, что подтверждается специалистами.

— Евгений Балашов, заместитель Председателя Правительства Иркутской области, руководитель представительства Правительства Иркутской области при Правительстве Российской Федерации в г. Москве

 

Общественники движения “Регенерация города” посчитали, что снос примерно 4,5 млн кв.м. с сейсмическим дефицитом потребует 150 млрд рублей — это почти на 8 млрд меньше, чем весь планируемый на 2019 год доход иркутского региона. Понятно, что подобные цифры доступны только для московского бюджета, но никак не для остальной России.

При этом Иркутская область расположена в Саянах — двух горных системах юга Сибири, которые считаются одной из наиболее сейсмоактивных внутриконтинентальных регионов мира. Так летом 2008 года в 115 км к югу от Иркутска землетрясение магнитудой в 7 баллов разрушило дома и поселковую школу, в 110 км — вышли из строя канализационные очистные сооружения. Сейсмологи уверяют, что единственный способ спасти жителей сейсмических регионов от последствий землетрясений — строить качественно и крепко.

Опыт японцев

Южно-Сахалинск, вероятно, тоже заметил закономерность: чем дальше от Москвы, тем больше рассчитывая на себя.

Возможно практика реновации японского соседа — префектуры Хоккайдо поможет Южно-Сахалинску

Поэтому представители дальневосточной части России на федеральном финансировании региональных проектов реновации не настаивали. Им было бы достаточно расширить полномочия муниципалитетов при беспрепятственном получении земли под реновационную застройку.

Учитывая, что реновация имеет под собой коренное изменение жилых районов, хотелось бы предусмотреть право субъекта, который будет реализовывать эту программу, изъятия у собственников объекты, компенсируя им убытки. Но только в случае включения данной территории в проект реновации. Напоминаю, изъятие для муниципальных и государственных нужд возможно только при строительстве линейных объектов. Это, к сожалению, не всегда возможно. Хотелось бы в конечном варианте закона о реновации расширить это право. Например, стоит маленький магазин в центре планируемой застройки и портит нам весь проект, потому что мы не можем его изъять. Мы готовы это делать, по возможности не навредив интересам владельцев объекта: согласны на компенсацию рыночной стоимости земли, проекта недвижимости и, возможно, даже бизнеса. Но нужны законодательные послабления.

— Наталия Куприна, вице-мэр Южно-Сахалинска

В плане работы над решением проблем жилищного фонда административный центр Сахалинской области можно назвать передовым. Одним из первых Южно-Сахалинск закончил программу по переселению из аварийного жилья. С начала 2018 года здесь начали подробно разрабатывать проект реновации, который возможно запустить только при наличии соответствующего федерального закона, на что есть своя ссылка в градостроительном кодексе. Кроме оговорки в российском законодательстве, южно-сахалинцам ничто не мешает начать реновацию — градостроительная документация разработана, вопрос финансирования решен, одобрение жителей получено.

При этом в Южно-Сахалинске настаивают именно на сносе попавшего под реконструкцию дома, как это происходило в Москве. Однако опирается островная столица не столько на опыт федерального центра, сколько на практику реновации своего японского соседа — префектуры Хоккайдо, одноименный остров которой, кстати, замыкает зону крупнейших в Северной Евразии землетрясений, куда входят Камчатка и Курильские острова.

Так вот в Хоккайдо отошли от принципа реконструкции в реновации, высчитав, что снос и новое строительство обойдутся на 75% дешевле. Дело в том, что щадящий подход к реновации требует какого-то мобильного жилищного фонда, куда бы можно было временно переселить жильцов домов, попавших под реновационную реконструкцию. Первая волна японской реновации коснулась лишь тех жителей, которые жили в домах по договорам соцнайма. И этот этап реновации проходил исключительно на государственные деньги. Но в дальнейшем подход был изменен в сторону привлечения инвестиций. Сегодня японская реновация — это снос и изменение целых городских кварталов за счет государства и бизнеса. Это центральные города и центральные районы, привлекательные для инвесторов. За счет этого японцам удалось достичь того, что бюджетные деньги в проекте реновации сейчас составляют только десятую долю всех затрат.

 

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх