Последние комментарии

  • Рус8 августа, 8:50
    левада центр -это клоака говновбросовПротестные настроения. Треть москвичей сказали, что хорошо относятся к протестам в столице. Что не нравится жителям Москвы и России?
  • Нюта Ппливанок7 августа, 16:21
    И куда только не кидаются эти удивительные и замечательные специалисты по раскачке умов человеческих,скоро все задохн...Нечем дышать и нечего пить. 73% россиян называют состояние экологии критическим. Почему?
  • Vova Timushev30 июля, 11:57
    вот такие у нас Рачительные Хозяева России, после Нас, ждем ПотопПожары размером с Бельгию. Власти говорят, что миллионы гектаров горящего леса в России - это обычное природное явление. Это правда нормально?

Зависимое положение. Путин связал губернаторов и местных политиков по рукам и ногам

Де-юре Россия является федерацией, а это в свою очередь наделяет ее тремя уровнями правового регулирования местного самоуправления — федеральным, региональным и муниципальным. В политической теории эффективность этой власти на местах определяется степенью участия граждан в принятии самостоятельных решений по вопросам локального значения, а также в части управления муниципальной собственностью.

Отсюда понятно, почему здоровый орган местного самоуправления является той базой, на которой вызревает небезразличное к своей жизни в конкретном селе и городе сообщество граждан — главных строителей демократии.

Россия всеобщего подчинения

В теории федеральные чиновники дорожат самостоятельностью территорий, чистотой процедуры выборов и народного волеизъявления. Но на практике это превращается в жесткое регламентирование любого выражения гражданской инициативы. Чего только стоит практика проведения референдумов в стране, когда весь 2018 год население до последнего надеялось, что нам все-таки удастся добиться всенародного голосования по повышению пенсионного возраста. Но нет, не помогли даже массовые митинги.

Бюллетень для голосования на референдуме 1993 года Фото: yeltsincenter.ru

Поэтому в практике России последний общероссийский референдум состоялся в декабре 1993 года, который явил нам Конституцию, сохранившуюся в основных своих положениях до сегодняшнего дня. С волеизъявлением на региональном уровне дела обстоят немногим лучше — вместе с президентскими выборами в 2018 году жители Волгоградской области на референдуме согласились перейти на московское время, чем фактически удлинили свой рабочий день на час. Такой вот реверанс в сторону федерального центра.

В свою очередь, вместо того, чтобы расширять эту вилку гражданских возможностей, федеральный центр только сжимает ее, одновременно утяжеляя российское законодательство. Сначала в 2002 годом запретили проводить всенародные референдумы в последние годы полномочий президента и Госдумы. Через два года появился конституционный закон, который радикально усложнил процедуру инициирования референдума гражданами — с трех месяцев до 45 дней был сокращен срок сбора подписей и прописано выделение подгрупп не менее чем в половине регионов. В начале президентского срока Дмитрия Медведева был фактически до бесконечности расширен перечень вопросов, которые не могут выноситься на всеобщее голосование. На этом референдум в России стал неким эвфемизмом, чем прописанной нормой.

На этот же промежуток современной российской истории приходится семилетие отстранения россиян от выборов глав регионов. В 2004 году президент Владимир Путин предложил отменить институт прямых выборов губернаторов, введенный его предшественником Борисом Ельциным.

Владимир Путин на совещании с членами Правительства, сентябрь 2004 года Фото: kremlin.ru

Это состоялось на расширенном заседании правительства вместе с главами регионов после теракта в Беслане, поэтому воспринято изначально было как разумный шаг для страны, столкнувшейся с террористической угрозой. Когда есть внешний враг, нужно объединяться — простая логика политического реализма.

Путин изменил порядок избрания губернаторов, которых утверждал местный законодательный орган по представлению президента. Этим же законом глава государства получил право отправлять губернаторов в отставку “в связи с утратой доверия” или “за ненадлежащее исполнение своих обязанностей”. Таким образом, именно в 2004 году была кардинально стерта грань между федеральной и региональной властями, загнав последнюю в зависимое положение от первой. Дальнейший возврат в 2012 году к процедуре прямых выборов высших должностных лиц субъектов федерации, — чем мы обязаны Дмитрию Медведеву в конце его первого и, вероятно, последнего президентского срока, — стало значимым, но не полным поворотом в сторону развития федерализма. Расширенные и ничем не ограниченные полномочия президента в формировании губернаторского пула остались прежними.

Муниципальные и сельские депутаты остаются чуть ли не единственной категорией политиков, доступных для российских избирателей. Именно эти агенты власти на местах работают в непосредственной близости с народом, чувствуя все чаяния и желания избирателей. Многие из таких локальных политиков, кроме статуса депутата и сопутствующей головной боли, не имеют больше ничего. Они трудятся на добровольных началах и изначально идут в политику. чтобы решать насущные проблемы, подобные нехватке детских садов, школ и больниц, благоустройства территории и прочего. Но они, барахтующиеся на самом верху этой перевернутой пирамиды всеобщего подчинения, вынуждены утопать в различной документации.

Мало кто знает, но к муниципальным депутатам с 2017 года стали предъявлять еще больше требований в области противодействия коррупции, чем это полагается членам федерального и региональных парламентов. Все также по инициативе президента Владимира Путина было предложено скорректировать восемь федеральных законов так, чтобы, к примеру, обязать предоставлять информацию о своих доходах высшее должностное лицо, которое в случае каких-то нарушений может предложить освободить муниципала от занимаемой должности. Так, в Омской области в 2018 году рассматривались представления о сложении полномочий почти 300 муниципальных депутатов. В Псковской области были случаи, когда основанием для представления о сложении полномочий стала не указанная в декларации премия в 300 рублей и даже округление суммы в пределах 10 копеек. Не удивительно, что подобное отношение к привело к массовому отказу брать на себя роль городского или сельского парламентария.

Примат свободы при смелой власти

Мы можем продолжать смотреть политические шоу, выпускаемые на Первом канале или холдингом ВГТРК, где нам будут внушать, что политика других стран организованно в корне неправильно как внутри, так и снаружи, а России на международной арене приходится мириться с обществом психов и идиотов.

Кадр из шоу "Вечер с Владимиром Соловьевым" Фото: Россия 1

Не берусь сейчас судить о том, насколько идиотической наша внешняя политика выглядит со стороны, но внутри у нас есть то, что кардинально отличает Россию от США. Это распределение полномочий в пользу государства, а не граждан.

В десятой поправке к Конституции США сказано: “Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам настоящей Конституцией и не запрещенные для отдельных штатов, сохраняются соответственно за штатами либо за народом”. Все вопросы правового регулирования местного самоуправления относятся к исключительной компетенции субъектов федерации, а Конгресс США не имеет права принимать законы, каким-то образом регламентирующие деятельность местного самоуправления.

Мэр Нью Йорка 1994-2001 Рудольф Джулиани Фото: zimbio.com

Поэтому для США мэры таких мегаполисов, как, например, Нью-Йорк, являются вполне самостоятельными фигурами, которые могут свободно выступать перед общественностью. Как нью-йоркский градоначальник Рудольф Джулиани, который первым после обрушения башен-близнецов в 2001 году успокаивал американский народ, пока администрация Джорджа Буша почти сутки готовила официальное заявление. За это влиятельная телеведущая Опра Уинфри назвала его “мэром Америки”. Или нынешний губернатор Нью-Йорка Билл де Блазио, которого президент США Дональд Трамп в Twitter называет “посмешищем”, ненавистным всему городу. Дело в том, что нынешний мэр экономической столицы США продолжает провоцировать президента на открытую вражду. За год до президентской кампании, в которой Блазио собрался участвовать, градоначальник с экрана центрального телевидения пытается “навязать решающий бой, смутить и победить” Трампа.

Ни один из действующих в России губернаторов, не то что мэров, не смог бы позволить себе подобное, к чему можно относиться по-разному. Для отечественных государственников, привыкших к неполному двадцатилетию натянутой стабильности и военной субординации в коридорах власти, пожалуй, такое поведение станет неслыханной дерзостью. Для демократов и либералов — политической смелостью. Вот в чем наша разность.

Фото: realdeals.eu.com

Страна банков и часов — Швейцария — дает своим гражданам еще больше политической свободы, которой обладают американцы. Каждый кантон (территориальная единица) этой конфедерации самостоятельно определяет вопросы организации местного самоуправления, поэтому практически на каждой территории существует своя система и особенности. Однако кантоны занимают всего лишь промежуточное место между конфедерацией на высшем уровне и общинами на низшем, к которым, кстати, прежде всего и причисляют себя граждане Швейцарии. На Собраниях общин решаются местные текущие дела - как финансовые, так и строительные. Собрание общины имеет право контроля за деятельностью общинной администрации, установления ежегодных смет, одобрения налогов и т.д. По сути, общины сами решают все свои проблемы, не прибегая к помощи руководства конфедерации сверху.

Поэтому местная политика для швейцарцев гораздо важнее, чем общенациональная. Объясняется это еще и тем, что вопрос о гражданстве решается на местном уровне — чтобы стать гражданином Швейцарии, нужно быть членом одной из общин. Более того, все политические деятели здесь начинают восхождение по политической карьерной лестнице именно с местного уровня власти, переходя затем на кантональный и впоследствии достигая федерального. При такой системе просто так не может появиться премьер-министр, который до своего неожиданного назначения был агентом КГБ.

Как видим, системе местного самоуправления России еще далеко до лучших примеров западных стран. Тем не менее, в отечественной политологии преобладает мнение, что такая слабая роль местной власти объясняется историей становления российской государственности, которая традиционно отличалась высокой степенью централизации управления. И с этой отговоркой в систему госуправления приходят все новые кадры, продолжающие считать абстрактную пользу государства важнее реальной жизни проживающих в нем граждан. Эти упреки в том, что общество недостаточно самостоятельно, больше похожи на оправдание собственной трусости. Потому что россияне смогли бы развить гражданское общество, дай им такую возможность, но разве такую возможность можно дать – ее нужно добиваться… По крайней мере, Екатеринбург уже показал, что население научилось защищать свой город от спорных планов власти хотя бы пока по сокращению зон отдыха.

Фото на превью: yaplakal.com

 

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх